Как я не выходил из КПСС


Vladimir Yadov


Владимир Ядов написал этот мемуар о своем не/выходе из числа членов КПСС в ходе диалога с Дмитрием Шалиным и переслал его Шалину 3 июля 2010 года.   

[Posted 01-24-16]



Прочитав запись беседы с Алексеевым, Божковым, Саганенко и Кессельманом, я решил оставить «для истории» свой рассказ о НЕвыходе из КПСС  после 28 съезда и создания КПРФ.

Я совершенно искренне относился к идее справедливого социалистического общества, и сегодня убежден в том, что социал-демократическая программа намного предпочтительнее жесткому либерализму: государство должно участвовать в перераспределении доходов, защищая малоимущих, не способных по разным причинам успешно конкурировать на рынке.
После 28 съезда, когда многие члены партии публично рвали свои партбилеты, я, будучи директором Института социологии: (а) распорядился отдать комнату партбюро Ин-та какому-то подразделению (след от таблички «партбюро» еще долго оставался незакрашенным), (b) распорядился убрать в подвал бюст Ленина с площадки второго этажа и (с) собрал членов партии, которые были готовы придти на собрание. К тому времени РК КПСС разослал инструкцию, согласно каковой члены партии сами решают, переходят ли они в КПРФ или нет. Во втором случае предлагалось членские взносы вносить на счет данной ячейки.

В большом зале на первом этаже собралось, думаю, около 15-20 человек. По моему предложению Андрей Возмитель был избран секретарем партячейки (вместо бывшего не помню кого формально[го] секретаря не существующей организации). Долго обсуждали  ситуацию, но не по существу, а по части сбора взносов и на что тратить деньги. Все  мы были сторонниками Горбачева – за социализм с человеческим лицом. Осиповцы к тому моменту практически откололись в особый проект со своим ученым советом (партсекретарь был их человек), выступали против перестройки. Поэтому мы идейные разногласия и не обсуждали, позиции давно определились.  Собраний нашей ячейки более не было, или не помню.  Куда передали взносы, не помню.

В отпуск, как всегда, отправился на свой эстонский хутор. Приезжает на велосипеде жена ближайшего соседа лесника и говорит: «Володя, тебе звонили из ЦК партии. Я сказала, чтобы позвонили через полчаса». Мы с Люкой стали гадать из какого ЦК был звонок – КПСС или КПРФ? Пришел к соседям и ответил на звонок. Звонил Григорий Квасов, куратор Института в ЦК КПСС. Говорит, что создается российская компартия и меня рекомендуют в состав ее ЦК. Я сразу же отказался. Квасов попросил подумать до завтра и назначил разговор на определенное время. Я снова ответил отказом. В состав ЦК КПРФ вошел член-корр АН СССР Анатолий Дмитриев.

Свой партбилет после смерти отца я положил в обложку его билета с надписью ВКПБ и храню до сих пор. Я долгое время входил в состав научного совета «Яблока», посещал заседания, хорошо знаком с Явлинским. Но он слишком самовлюблен и не был способен создать соц-дем партию. Горбачев, с которым у меня также добрые отношения, согласился было на предложение Адама Шаффа (которого по его просьбе я свел с Горбачевым) войти в состав редколлегии нового международного социал-демократического журнала, но обещанную для первого номера статью не дал. Журнал заглох на втором-третьем номере. Не понятно, с какой стати Юрий Лужков объявил себя социал-демократом (???). Нет такой партии в нынешней России. Но я верю, что корыстолюбивые наши политические  лидеры не вечны. Я ухожу с верой в вечные идеалы человечества. 

Москва
3 июля, 2010г

 


* International Biography and History of Russian Sociology Projects feature interviews and autobiographical materials collected from scholars who participated in the intellectual movements spurred by the Nikita Khrushchev's liberalization campaign. The materials are posted as they become available, in the language of the original, with the translations planned for the future. Dr. Boris Doktorov (bdoktorov@inbox.ru) and Dmitri Shalin (shalin@unlv.nevada.edu) are editing the projects.